Ошибка выполнения запроса! - Duplicate entry '154880848' for key 'PRIMARY'
Творчество -"Баллада о мудрости"
Главная Публикации Творчество "Баллада о мудрости"

"Баллада о мудрости"

23.08.2018

Автор: Товбин Леонид Михайлович, преподаватель Хабаровской семинарии.

 

Настолько давно, что не помнят живые,
В одной неизвестной далёкой стране
В забытом селе мама с мальчиком жили,
Отца же не стало – погиб на войне.

Сынишка рос сильным, опорою был, 
Казался и складен, и добр, и силён, 
Но ярче всех прочих умений и сил 
Особенный ум демонстрировал он. 

Он с первых лет жизни тянулся к тому, 
Чтоб знать обо всём, что его окружало: 
Откуда, зачем, для чего, почему? 
Ответов любых же ему было мало. 

Спустя восемь лет, поняла его мать, 
Что к знаниям мальчик всецело стремится 
И чтоб молодому уму не мешать, 
Отправила сына учиться в столицу. 

Неделя в дороге, и вот перед ним 
Красуется город из белого камня, 
Но жаждою знаний мальчишка томим, 
И всякий другой интерес уж оставлен. 

Не тянет его к акробатам, жонглёрам, 
Певцам с площадей и актёрам со сцен… 
Считал он всё это последним позором, 
Одним только делом увлекшись взамен. 

С горячей любовью за пыльные книги 
Засел он, подобно учёному старцу. 
Их тайны, секреты, загадки, интриги 
Казались ему любопытнее танцев. 

Наставник, что взялся его обучать, 
Дивился способностям мальчика чудным – 
Тот рос, обретая учёную стать. 
Казалось, ему это было не трудно. 

Спустя тридцать лет, обучившись всему, 
Оставил столицу, забыл отчий дом… 
Прослыл он умнейшим уже потому, 
Что был победителем в споре любом. 

Всё знать наш мудрец не оставил попыток: 
Из города в город бродить он пошёл 
И с жадностью брался за книгу и свиток, 
Какие ещё до сих пор не прочёл. 

А слава людская быстрее стрелы 
Разносит по миру заразу гордыни, 
И вот уж под силой всеобщей молвы 
Взошло, заблистало учёное имя! 

Его приглашали к себе короли, 
И судьи повсюду к нему обращались, 
И все, кто свой спор разрешить не могли, 
Купить его мудрость и разум пытались. 

И знаний волна захлестнула его, 
Но юности годы ушли, и назад 
Умнейший не мог уж вернуть ничего, 
А близилось скоро уже пятьдесят… 

И страшная мысль пришла к мудрецу, 
Застав его раз накануне рассвета: 
«Я с каждым мгновением ближе к концу! 
Неужто мой ум не отсрочит всё это?» 

И бросил учёный делиться умом: 
Он понял, что смерть не задастся вопросом, 
Насколько он мудр, сколько важности в нём… 
Она лишь придёт, как конца отголосок. 

Заброшены судьи, долой королей, 
Забыты все споры, учёные распри – 
За книги мудрец наш схватился скорей, 
Боясь и минуту потратить напрасно. 

Он мудрость веков ворошил день и ночь, 
Со свечкой в руке изучал он страницы, 
Ища только то, что могло бы помочь 
От смерти однажды ему оградиться. 

И вот, когда солнце взошло в сотый раз, 
Нашёл он (хоть верьте, а хоть и не верьте) 
Забытый учёными древний рассказ 
О том, как жить вечно, не ведая смерти. 

Прочёл он об озере, полном чудес, 
Прочёл о горе, побеждающей время, 
О чудной долине… И духом воскрес, 
Поняв, что посеял бессмертия семя. 

Оставив знакомых, друзей и врагов, 
Отправился в путь он, не ведая сна. 
Настолько боялся он смерти оков, 
Что в каждом прохожем виднелась она. 

Он шёл больше года, сбиваясь с пути, 
И силы кончались уж в теле усталом, 
Но всею душою мечтал он найти 
То озеро, что умереть не давало. 

И поискам дан был достойный итог: 
Мудрец наш, всем сердцем так жаждущий вечность, 
Заветное озеро всё-таки смог 
Найти средь лесов и полей бесконечных. 

В прибрежном лесу себе выстроил дом, 
И принялся жить там, заметив на деле, 
Что годы бегут, ну а тело притом 
Не только не старится, но молодеет. 

Шли годы, тихонько тянулись столетья, 
Сменялись эпохи далёких времён… 
Учёный всё жил, и столетия эти 
Давно замечать перестал уже он. 

И было б так вечно, но как-то под утро 
На небе возник разъярённый дракон – 
Спустившись к воде потемневшей и мутной, 
Одну только каплю испить вздумал он. 

Мудрец призывает дракона к ответу: 
«Да кто ты такой, чтоб сюда прилетать?» 
И тот вдруг ответил, что в тысячу лет он 
Единственный раз будет каплю глотать. 

Когда же по капле - немыслимо долго – 
Но всё же закончится озеро то, 
Учёный умрёт, и не будет уж толку 
От знаний. Тогда не поможет никто. 

Дракон улетел, ну а сердце остыло… 
Учёный чудовищу в след поглядел 
И понял: всё стало нелепо, постыло – 
Выходит, обрёл он лишь смертный удел! 

Пройдут миллионы и тысячи лет, 
Минуют эпохи, столетья и эры, 
Но выхода нет, и надежды уж нет, 
Ведь явится смерть с неизменною мерой. 

Оставив давненько построенный дом, 
Забыв берега и озёрную гладь, 
Мудрец устремился на север потом, 
Желая бессмертия гору сыскать. 

Закончилось лето, и осень прошла, 
И грянули дни строгой зимней поры, 
И не было старому сердцу тепла, 
Пока не достиг наш мудрец той горы. 

И вот он воздвиг себе дом на вершине, 
Взирая с высот на теченье времён… 
Мудрец позабыл все заботы отныне, 
И смерть наконец-то сумел забыть он. 

Рождаются люди, свой век коротают, 
Детей, позже – внуков растят под конец, 
Приходит их день, и они умирают… 
Бессмертен лишь наш одинокий мудрец. 

И было б так вечно, но как-то под утро 
На небе возник разъярённый дракон, 
Он в вихре ужасном и в пламени жутком 
Крылами своими затмил небосклон. 

Учёному вновь тот дракон отвечает, 
Что в тысячу лет прилетает лишь раз – 
Всего по песчинке с горы забирает, 
И этим вершит лютой смерти наказ. 

Иссякнет гора, и осыплются склоны, 
И пусть до тех пор остаются года, 
Но время пройдёт, и с отчаянным стоном 
Придётся со смертью смириться тогда. 

Иссякла надежда, и злая тоска 
Сковала учёное старое сердце, 
Но вспомнилась книги той старой строка, 
А значит открыта в бессмертие дверца! 

Знакомые склоны привычного места 
Оставил мудрец наш и снова пошёл 
Туда, где, согласно древнейшему тексту, 
Чарующей вечности стелется дол. 

Великая мудрость чуралась невежд, 
И шёл наш учёный в молчании полном, 
Стараясь в пути не утратить надежд 
Испить вечной жизни из чаши бездонной. 

И вот распростёрлась пред ним красота 
Чудесной долины, где таяло время. 
Царили здесь счастье, любовь, простота, 
И всё населяло волшебное племя. 

Бессмертные феи уж тысячи лет 
Покой легендарной страны сторожили 
И, взяв с мудреца послушанья обет, 
К себе его жить навсегда пригласили. 

Одно лишь условие было у фей: 
Коль скоро решит он в стране их остаться, 
То должен навек поселиться он в ней, 
И с памятью должен своей распрощаться. 

Мудрец с лёгким сердцем отринул былое, 
Об озере чудном в момент позабыв, 
Забыл о горе, где искал он покоя… 
Но вспыхнул вдруг в сердце печальный мотив. 

За эти столетия, годы, эпохи 
Мудрец наш ни разу не стал вспоминать 
Ту самую, что распоследние крохи 
Ему отдавала – забыл свою мать. 

И дикая боль вдруг в душе застучала, 
И дом навестить вознамерился он… 
Но феи сказали, что стоит сначала 
Запомнить один непреложный закон. 

В стране этих фей не бывало дракона, 
Что каплей, песчинкою время уносит, 
Но вечность своим тут подвластна законам. 
И был озадачен мудрец тем вопросом: 

Страна этих фей испокон не приемлет 
Болезни и смерть, угнетенье и ложь, 
Но стоит ступить на обычную землю, 
Как гибелью смертного тут же умрёшь. 

«Но что же мне делать?» – и с этим вопросом 
Он фей не оставил ни ночью, ни днём, 
И феи сказали, что есть один способ, 
Но следует быть осторожным притом. 

Ему подарили коня, что крылами 
Свободно умел бороздить небеса. 
«Пока ты в седле, мы тебя не оставим – 
Смотри лишь: земли не коснись только сам». 

Всего один час пролетел незаметно, 
И вот наш мудрец уж в начале пути, 
Где после разлуки своей многолетней 
Рассчитывал дом материнский найти. 

Не помнил он годы бесплодных скитаний, 
И веря, что мать ожидает его, 
К прохожему он обратился в исканьях, 
Но тот рассказать не сумел ничего. 

И так, восседая в волшебном седле, 
Не мог получить он ответа никак. 
Но вдруг проживавшие в этом селе 
Решили позвать одного старика. 

Послушав учёного, тот рассказал, 
Что дед ему в детстве успел передать, 
Как сам он от деда когда-то узнал 
О дерзком глупце, что забыл свою мать. 

«Да как же ты смеешь?» – воскликнул мудрец, 
Поняв, что о нём говорил тот старик. – 
«Тот сын был умнейшим! Ведь он, наконец, 
Всех знаний, что в мире бывают, достиг!» 

«Ему бы в глаза захотел посмотреть я», – 
Старик отвечает с печальным лицом. 
«Раз мать позабыл, но возжаждал бессмертья, 
То был он на деле последним глупцом». 

И ярости лопнула тут же струна, 
И рухнула мигом учёная стать, 
С волшебного спрыгнул мудрец скакуна, 
Чтоб дерзкого старца к ответу призвать. 

Едва же коснувшись ногою земли, 
Мудрец закричал от испуга и боли, 
И тут же исчез он в дорожной пыли, 
И прах его ветер развеял над полем. 

Настолько давно, что не помнят живые, 
В одной неизвестной далёкой стране 
Об этом учёном легенду сложили, 
И эту легенду поведали мне.